Форум "Д и л и ж а н с ъ"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум "Д и л и ж а н с ъ" » Игровая комната » Ассоциации 15


Ассоциации 15

Сообщений 61 страница 80 из 999

61

Леди Осень написал(а):

Не забудь потемнее накидку,
Кружева на головку надень.


— Поэтому я не сомневаюсь, что ее доверенные скупят у нас все «Счастье Парижа». И в самом деле, зачем ей платить за этот шелк на фабрике дороже, чем она заплатит у нас!.. Ведь мы, честное слово, продаем его в убыток.
Это был последний удар. Мысль приобрести товар, продающийся в убыток, подхлестнула в дамах всю жадность покупательницы, которая получает особое удовольствие от сознания, что ей удалось обставить торговца. Муре знал, что женщины не в силах устоять перед дешевизной.
— Да мы вообще все продаем за бесценок! — весело воскликнул он, взяв со столика веер г-жи Дефорж. — Вот хотя бы этот веер… Сколько вы, говорите, за него заплатили?
— За кружева двадцать пять франков и за оправу двести, — ответила Анриетта.
— Ну что ж, за такие кружева это недорого. Однако мы продаем их по восемнадцать франков. Что же касается оправы, то это чудовищный грабеж. Я никогда не посмею продать такой веер дороже девяноста франков.

Золя, "Дамское счастье"

Октав Муре прекрасно знал женскую психологию. Хотя в итоге и сам влюбился. ))

0

62

Инклер написал(а):

И в самом деле, зачем ей платить за этот шелк на фабрике дороже, чем она заплатит у нас!..

И каждый вечер, в час назначенный
(Иль это только снится мне?),
Девичий стан, шелками схваченный,
В туманном движется окне.
И медленно, пройдя меж пьяными,
Всегда без спутников, одна
Дыша духами и туманами,
Она садится у окна.

А.Блок

0

63

Леди Осень написал(а):

Она садится у окна.

А вчера у окна ввечеру
Долго-долго сидела она
И следила по тучам игру,
Что, скользя, затевала луна.

И чем ярче играла луна,
И чем громче свистал соловей,
Все бледней становилась она,
Сердце билось больней и больней.

А.А.Фет

0

64

Vladimir_S написал(а):

Все бледней становилась она,
Сердце билось больней и больней.


Время от  времени  проходила  в  одиночку  какая-нибудь  пожилая  работница,
бледная, худая, серьезная; она медленно шагала вдоль городской стены, обходя
зловонные лужи.

Золя, "Западня".
Это их "чернуха".

0

65

Инклер написал(а):

Время от  времени  проходила  в  одиночку  какая-нибудь  пожилая  работница, бледная, худая, серьезная; она медленно шагала вдоль городской стены, обходя зловонные лужи.

Бросьте представлять себе! Жизнь — жестче —
у моей парижанки вид другой.
Не знаю, право, молода или стара она,
До желтизны отшлифованная в лощенном хамье.
Служит она в уборной ресторана —
маленького ресторана "Гранд-Шомьер".
Выпившему бургундского может захотеться
для облегчения пойти пройтись.
Дело мадмуазель — подавать полотенце,
она в этом деле просто артист.
Пока у трюмо разглядываешь прыщик,
она разулыбив облупленный рот,
пудрой попудрит, духами попрыщет,
подаст пипифакс и лужу подотрет.

В.В.Маяковский, "Парижанка"

0

66

Vladimir_S написал(а):

Выпившему бургундского может захотеться

Должен признаться, я получил удовольствие от этого ужина. Целых десять дней мы пробавлялись, в общем, только холодным мясом, кексами и хлебом с вареньем. Пища, что и говорить, простая и питательная, но не слишком богатая острыми ощущениями. Поэтому аромат бургундского, и запах французских соусов, и аппетитные булки, и чистые салфетки, как долгожданные гости, наперебой стучались в двери наших душ.
Сперва мы жадно ели и пили в полном молчании, выпрямившись и крепко ухватив ножи и вилки, но время шло, и вот мы откинулись на спинки стульев, и стали ленивее жевать мясо, и уронили на пол салфетки, а потом вытянули ноги под столом, обвели критическим взором закопченный потолок, которого вначале не заметили, отставили подальше бокалы и преисполнились доброты, глубокомыслия и всепрощения.

Джером Клапка Джером      «Трое в лодке, не считая собаки»

0

67

Леди Осень написал(а):

стали ленивее жевать мясо, и уронили на пол салфетки, а потом вытянули ноги под столом, обвели критическим взором закопченный потолок, которого вначале не заметили, отставили подальше бокалы и преисполнились доброты, глубокомыслия и всепрощения.

2-я к у р о р т н и ц а.  А  почему у  меня за  едой, между  восьмым и  девятым блюдом, появляются меланхолические мысли?
Д о к т о р. Какие, например?
2-я к у р о р т н и ц а.  Ну,  мне вдруг  хочется удалиться  в  пустыню  и  там предаться молитвам и посту.
Д о к т о р.  Пройдет.

Е.Шварц, "Тень"

0

68

Vladimir_S написал(а):

2-я к у р о р т н и ц а.  А  почему у  меня за  едой, между  восьмым и  девятым блюдом, появляются меланхолические мысли?
Д о к т о р. Какие, например?
2-я к у р о р т н и ц а.  Ну,  мне вдруг  хочется удалиться  в  пустыню  и  там предаться молитвам и посту.
Д о к т о р.  Пройдет.

Е.Шварц, "Тень"

Отцы пустынники и жены непорочны,
Чтоб сердцем возлетать во области заочны,
Чтоб укреплять его средь дольних бурь и битв,
Сложили множество божественных молитв;

Александр "наше всё" Пушкин.

0

69

Инклер написал(а):

Чтоб укреплять его средь дольних бурь и битв

Члены Дуринала содрогнулись от гнева и тревоги; потом, придя к убеждению, что Машина не посмеет причинить им никакого зла, они запели гимн дурдиотов, а укрепясь оттого духом, вместе вышли из города и вскоре очутились перед железным чудовищем.

Станислав Лем, "Звездные дневники Ийона Тихого, путешествие XXIV"

0

70

Vladimir_S написал(а):

, вместе вышли из города и вскоре очутились перед железным чудовищем.

У надрубленного дерева с высоко поднятым топором в руках стоял человек, целиком сделанный из железа. Голова его, руки и ноги были прикреплены к железному туловищу на шарнирах; на голове вместо шапки была медная воронка, галстук на шее был железный. Человек стоял неподвижно, с широко раскрытыми глазами.

Тотошка с яростным лаем попытался укусить ногу незнакомца и отскочил с визгом: он чуть не сломал зубы.

- Что за безобразие, ав-ав-ав! - пожаловался он. - Разве можно подставлять порядочной собаке железные ноги?..

- Наверно, это лесное пугало, - догадался Страшила. - Не понимаю только, что оно здесь охраняет?

- Это ты стонал? - спросила Элли.

- Да... - ответил Железный Дровосек. - Уже целый год никто не приходит мне помочь...

- А что нужно сделать? - спросила Элли, растроганная жалобным голосом незнакомца.

- Мои суставы заржавели, и я не могу двигаться. Но, если меня смазать, я буду как новенький. Ты найдешь масленку в моей хижине на полке.

Элли с Тотошкой убежали, а Страшила ходил вокруг Железного Дровосека и с любопытством рассматривал его.

Волков, "Волшебник Изумрудного города"

0

71

Инклер написал(а):

Тотошка с яростным лаем попытался укусить ногу незнакомца и отскочил с визгом: он чуть не сломал зубы.

- Что за безобразие, ав-ав-ав! - пожаловался он. - Разве можно подставлять порядочной собаке железные ноги?..

   Сегодня он решил нас опередить. Едва чайник начал шипеть, как Монморанси зарычал, вскочил и направился к нему с угрожающим видом. Чайник был совсем маленький, но полный отваги, и в ответ плюнул на него.
   "Ах, так! — прорычал Монморанси, оскалив зубы. — Я тебе покажу, как оскорблять почтенного трудолюбивого пса! Ты просто жалкий, длинноносый, подлый негодяй! Вот я тебя!"
   И он бросился на бедный маленький чайник и схватил его за носик.
   Вслед за этим в вечерней тишине раздался душераздирающий вопль. Монморанси выскочил из лодки и предпринял прогулку для успокоения нервов. Он трижды обежал весь остров, делая в среднем по тридцати пяти миль в час и время от времени останавливаясь, чтобы зарыть нос в холодную грязь.

Дж.К.Джером, "Трое в лодке..."

0

72

Vladimir_S написал(а):

Сегодня он решил нас опередить. Едва чайник начал шипеть, как Монморанси зарычал, вскочил и направился к нему с угрожающим видом. Чайник был совсем маленький, но полный отваги, и в ответ плюнул на него.
   "Ах, так! — прорычал Монморанси, оскалив зубы. — Я тебе покажу, как оскорблять почтенного трудолюбивого пса! Ты просто жалкий, длинноносый, подлый негодяй! Вот я тебя!"
   И он бросился на бедный маленький чайник и схватил его за носик.
   Вслед за этим в вечерней тишине раздался душераздирающий вопль. Монморанси выскочил из лодки и предпринял прогулку для успокоения нервов. Он трижды обежал весь остров, делая в среднем по тридцати пяти миль в час и время от времени останавливаясь, чтобы зарыть нос в холодную грязь.

Дж.К.Джером, "Трое в лодке..."


В одном итальянском городе жил старый ученый по имени Пилукка. Детей у него не было, и он очень страдал от своего одиночества. Но однажды Пилукка услышал голоса ребятишек на улице, хлопнул себя рукой по лбу и воскликнул:

— Придумал! Я смастерю себе механического мальчика, и у меня будет сын!

Старик купил несколько листов железа и два куска стали и сразу же принялся за работу. Пилукка хотел, чтобы его механический мальчик был совсем как настоящий и даже лучше настоящего: он мечтал сделать его вежливым и послушным, а это ведь так редко встречается среди настоящих детей.

Когда Пилукка истратил все свои деньги, ему пришлось поселиться в старом сарае и, чтобы довести начатое дело до конца, пойти на разные хитрости: он смастерил своему мальчику нос из носика кофейника, из колесиков мясорубки сделал ему суставы, из печной трубы — ноги, прямые, как палки, и, наконец, вместо ступней приделал ему пару заржавленных утюгов, начистив их как следует наждачной бумагой.

И вот наступил день, когда нужно было оживить куклу, лежавшую неподвижно на столе. Старый учёный уже готов был включить ток, но вдруг заметил, что в кукле не хватает одного гвоздика, а гвоздей у Пилукки больше не было.

«Как! Из-за такого пустяка остановить всё дело?! Ни за что! — подумал он. — Тебе не достаёт гвоздика? Хорошо, ты его получишь… Я назову тебя: Гвоздик!»

Марчелло Арджилли и Габриэллой Парка, "Приключения Гвоздика".
Стааарая детская книжка. Нравоучительная, конечно, типа Буратино. Ну и что? Я аж зачитывался! Чем-то она была близка детской психологии.

0

73

Инклер написал(а):

В одном итальянском городе жил старый ученый по имени Пилукка. Детей у него не было, и он очень страдал от своего одиночества. Но однажды Пилукка услышал голоса ребятишек на улице, хлопнул себя рукой по лбу и воскликнул:

— Придумал! Я смастерю себе механического мальчика, и у меня будет сын!

   Жила-была женщина; очень ей хотелось иметь ребёнка, да где его взять? И вот она отправилась к одной старой колдунье и сказала ей:
   — Мне так хочется иметь ребёночка; не скажешь ли ты, где мне его достать?
   — Отчего же! — сказала колдунья. — Вот тебе ячменное зерно; это не простое зерно, не из тех, что крестьяне сеют в поле или бросают курам; посади-ка его в цветочный горшок — увидишь, что будет!
   — Спасибо! — сказала женщина и дала колдунье двенадцать скиллингов; потом пошла домой, посадила ячменное зерно в цветочный горшок, и вдруг из него вырос большой чудесный цветок вроде тюльпана, но лепестки его были ещё плотно сжаты, точно у нераспустившегося бутона.
   — Какой славный цветок! — сказала женщина и поцеловала красивые пёстрые лепестки.
   Что-то щёлкнуло, и цветок распустился. Это был точь-в-точь тюльпан, но в самой чашечке на зелёном стульчике сидела крошечная девочка. Она была такая нежная, маленькая, всего с дюйм ростом, её и прозвали Дюймовочкой.

Г.-Х.Андерсен, "Дюймовочка"

0

74

Vladimir_S написал(а):

Жила-была женщина; очень ей хотелось иметь ребёнка, да где его взять? И вот она отправилась к одной старой колдунье и сказала ей:
   — Мне так хочется иметь ребёночка; не скажешь ли ты, где мне его достать?
   — Отчего же! — сказала колдунья. — Вот тебе ячменное зерно; это не простое зерно, не из тех, что крестьяне сеют в поле или бросают курам; посади-ка его в цветочный горшок — увидишь, что будет!
   — Спасибо! — сказала женщина и дала колдунье двенадцать скиллингов; потом пошла домой, посадила ячменное зерно в цветочный горшок, и вдруг из него вырос большой чудесный цветок вроде тюльпана, но лепестки его были ещё плотно сжаты, точно у нераспустившегося бутона.
   — Какой славный цветок! — сказала женщина и поцеловала красивые пёстрые лепестки.
   Что-то щёлкнуло, и цветок распустился. Это был точь-в-точь тюльпан, но в самой чашечке на зелёном стульчике сидела крошечная девочка. Она была такая нежная, маленькая, всего с дюйм ростом, её и прозвали Дюймовочкой.

Г.-Х.Андерсен, "Дюймовочка"

Взгляните на небо. И спросите себя: «Жива ли та роза или ее уже нет? Вдруг барашек ее съел?» И вы увидите: все станет по-другому… И никогда ни один взрослый не поймет, как это важно!

"Маленький принц"

0

75

Инклер написал(а):

Взгляните на небо.

Дивлюсь я на небо та й думку гадаю.
Чому я не сокiл, чому не лiтаю?
Чому менi, Боже, ти крилець не дав?
Я б землю покинув
i в небо злiтав!

Украинская народная песня. Эх... люблю их!

0

76

Vladimir_S написал(а):

Дивлюсь я на небо та й думку гадаю.
Чому я не сокiл, чому не лiтаю?
Чому менi, Боже, ти крилець не дав?
Я б землю покинув
i в небо злiтав!

Украинская народная песня. Эх... люблю их!


Мне пришлось немало помучиться со своими крыльями. На другой день после того, как я подпевал в хоре, я дважды пытался летать, но без успеха. Поднявшись первый раз, я пролетел тридцать ярдов и сшиб какого-то ирландца, да, по правде говоря, и сам свалился. Потом я столкнулся в воздухе с епископом и, конечно, сбил его тоже. Мы обругали друг друга, но мне было весьма не по себе, что я боднул такого важного старика на глазах у миллиона незнакомых людей, которые, глядя на нас, едва удерживались от смеха.
Я понял, что еще не научился править, и потому не знаю, куда меня отнесет во время полета. Остаток дня я ходил пешком, опустив крылья. На следующее утро я чуть свет отправился в одно укромное место – поупражняться. Я вскарабкался на довольно высокий утес, успешно поднялся в воздух и ринулся вниз, ориентируясь на кустик, за триста ярдов или чуть подальше. Но я не сумел рассчитать силу ветра, который дул приблизительно под углом два румба к моему курсу. Я видел, что значительно отклоняюсь от своего ориентира, и стал тише работать правым крылом, а больше жать на левое. Но это не помогло, я почувствовал, что мне грозит опасность опрокинуться, так что пришлось сбавить ходу в обоих крыльях и опуститься. Я залез обратно на утес и еще раз попытал счастья, наметив место на два или на три румба правее куста, и даже рассчитал дрейф, чтобы лететь более правильно к точке. В общем, у меня это получилось, но только летел я очень медленно. Мне стало ясно, что при встречном ветре крылья плохая подмога. Значит, если я захочу слетать в гости к кому-нибудь, кто живет далеко от моего дома, то придется, может, несколько суток ждать, чтобы ветер переменился, кроме того, я понял, что в шторм вообще нельзя пользоваться крыльями. А если пуститься по ветру, истреплешь их сразу – ведь их не уменьшишь, – брать рифы на них, например, невозможно, значит, остается только одно: убирать их – то есть складывать по бокам, и все. Ну, конечно, при таком положении в воздухе не удержишься. Наилучший выход – убегать по ветру; но это здорово тяжело. А начнешь мудрить – наверняка пойдешь ко дну!

Марк Твен. "Путешествие капитана Стормфилда в рай".

Когда-то я здорово удивился, что Твена считают чуть ли не богоборцем, а уж атеистом это точно. Позднее эту мысль подтвердил и Корсар, на основе "Таинственного незнакомца". С другой же стороны, собрание Твена вышло как раз в разгар хрущевских гонений на религию, что недаром, конечно. Как и "Элмер Гентри", Льюиса. Так и у Льюиса есть светлый образ... а две крайности - Гентри и Шаллард - они и есть крайности. Но так или иначе, эти книги я очень уважаю. За литературное мастерство. Это вам не Таксиль!

0

77

Инклер написал(а):

Мне пришлось немало помучиться со своими крыльями. На другой день после того, как я подпевал в хоре, я дважды пытался летать, но без успеха.

   Жена дала ему тонкую веревку со свежевыстиранным бельем — сотня предметов. Дядя Эйнар покрутил веревку в руках; на его лице было написано отвращение.
   — Так вот до чего дошло, — пробормотал он горестным тоном. — Вот до чего, вот до чего. — На глазах у него выступили злые, едкие слезы.
   — Не хнычь, а то снова его промочишь. Ну, поднимайся, сделай круг, и вся недолга.
   — Сделай круг, — передразнил он голосом низким, замогильным и смертельно обиженным. — А дождь, а ливень — это ладно, это пусть!
   — Если б на дворе было солнечно, я бы не просила, — резонно заметила жена. — Если ты откажешься, вся моя стирка пойдет коту под хвост. Придется развесить белье по всему дому…
   Это заставило дядю Эйнара решиться. Что он смертельно ненавидел, так это гирлянды белья, от которых в доме нет проходу, только и кланяйся им на каждом шагу. Он подпрыгнул. Шумно расправил огромные зеленые крылья.
   — Но только до ограды у выгона, — оговорил он.
   — Отличненько! — Жена рассмеялась от облегчения.
   Разворот: прыжок, как на пружине, и крылья, ласково жующие прохладный воздух. Гигантской петлей потянулась от дома над полями веревка, затряслось мелкой дрожью, роняя капли, белье, и растворилась в воздушном потоке последняя влага, и произошло это все быстрее, чем вы бы выговорили: «У дядюшки Эйнара есть зеленые крылья!»
   — Лови!
   Спустя минуту он вернулся, и сухое, как попкорн, белье легло на чистые одеяла, разостланные женой на месте приземления.
   — Спасибо, дорогуша! — крикнула жена.
   — Угу! — отозвался он, нырнул под яблоню и застыл там в задумчивости.

Рэй Брэдбери, "Дядюшка Эйнар"

0

78

Vladimir_S написал(а):

Жена дала ему тонкую веревку со свежевыстиранным бельем — сотня предметов. Дядя Эйнар покрутил веревку в руках; на его лице было написано отвращение.
   — Так вот до чего дошло, — пробормотал он горестным тоном. — Вот до чего, вот до чего. — На глазах у него выступили злые, едкие слезы.
   — Не хнычь, а то снова его промочишь. Ну, поднимайся, сделай круг, и вся недолга.
   — Сделай круг, — передразнил он голосом низким, замогильным и смертельно обиженным. — А дождь, а ливень — это ладно, это пусть!
   — Если б на дворе было солнечно, я бы не просила, — резонно заметила жена. — Если ты откажешься, вся моя стирка пойдет коту под хвост. Придется развесить белье по всему дому…
   Это заставило дядю Эйнара решиться. Что он смертельно ненавидел, так это гирлянды белья, от которых в доме нет проходу, только и кланяйся им на каждом шагу. Он подпрыгнул. Шумно расправил огромные зеленые крылья.
   — Но только до ограды у выгона, — оговорил он.
   — Отличненько! — Жена рассмеялась от облегчения.
   Разворот: прыжок, как на пружине, и крылья, ласково жующие прохладный воздух. Гигантской петлей потянулась от дома над полями веревка, затряслось мелкой дрожью, роняя капли, белье, и растворилась в воздушном потоке последняя влага, и произошло это все быстрее, чем вы бы выговорили: «У дядюшки Эйнара есть зеленые крылья!»
   — Лови!
   Спустя минуту он вернулся, и сухое, как попкорн, белье легло на чистые одеяла, разостланные женой на месте приземления.
   — Спасибо, дорогуша! — крикнула жена.
   — Угу! — отозвался он, нырнул под яблоню и застыл там в задумчивости.

Рэй Брэдбери, "Дядюшка Эйнар"

– Дивная и чудесная механика, – заговорил он надменно, – слюдяные крылья, три аршина в длину каждое, аршин двенадцать вершков поперек… Машут вроде летучей мыши через рычаги – одним старанием ног, а также и рук… (Убежденно.) Человек может летать! Я в Англию убегу… Там эти крылья сделаю… Без вреда с колокольни прыгну… Человек будет летать, как журавель! (Опять бешено – в мокрое окошко.) Троекуров, просчитался, боярин!.. Бог человека сделал червем ползающим, я его летать научу…

Алексей Толстой, "Петр I"

0

79

Инклер написал(а):

– Дивная и чудесная механика, – заговорил он надменно, – слюдяные крылья, три аршина в длину каждое, аршин двенадцать вершков поперек… Машут вроде летучей мыши через рычаги – одним старанием ног, а также и рук… (Убежденно.) Человек может летать! Я в Англию убегу… Там эти крылья сделаю… Без вреда с колокольни прыгну… Человек будет летать, как журавель! (Опять бешено – в мокрое окошко.) Троекуров, просчитался, боярин!.. Бог человека сделал червем ползающим, я его летать научу…

   — Да, — печально ответил император. — Я знаю, что это так. Ибо я и сам чувствовал, как мое сердце парит вместе с тобою в небе, и размышлял: "Каково это? Какое ощущение? Какими видишь с этой высоты далекие озера? А мои дворцы? А слуг? А город вдали, еще не проснувшийся?"
   — Пощади меня!
   — Но бывает и так, — продолжал император еще печальнее, — что человеку приходится жертвовать чем-нибудь прекрасным, дабы сохранить то прекрасное, которое у него уже есть. Я не боюсь тебя, тебя самого, но боюсь другого человека.
   — Кого же?
   — Какого-нибудь другого, который, увидев тебя, построит такую же машину из цветной бумаги и бамбука. Но у этого человека может оказаться злое лицо и злое сердце, и он не захочет смотреть на красоту. Такого человека я и боюсь.
   — Почему? Почему?
   — Кто может сказать, что когда-нибудь такой человек не взлетит к небу в такой машине из бамбука и бумаги и не сбросит огромные каменные глыбы на Великую стену? — спросил император, и никто не смел шевельнуться, ни вымолвить слово.
   — Отрубить ему голову! — приказал император.
   Палач взмахнул блестящим ножом.
   — Сожгите дракона и его создателя и пепел обоих схороните вместе, — сказал император.
   Слуги кинулись исполнять приказание.
   Император обратился к своему слуге, который первым увидел летающего человека:
   — Обо всем этом молчи. Все это было сном, очень грустным и прекрасным сном. Крестьянину, которого мы видели в поле, скажи, что ему будет заплачено, если он сочтет это видением. Но если вы скажете хоть слово, вы оба умрете.

Рэй Брэдбери, "Человек в воздухе"

0

80

Vladimir_S написал(а):

— Да, — печально ответил император. — Я знаю, что это так. Ибо я и сам чувствовал, как мое сердце парит вместе с тобою в небе, и размышлял: "Каково это? Какое ощущение? Какими видишь с этой высоты далекие озера? А мои дворцы? А слуг? А город вдали, еще не проснувшийся?"
   — Пощади меня!
   — Но бывает и так, — продолжал император еще печальнее, — что человеку приходится жертвовать чем-нибудь прекрасным, дабы сохранить то прекрасное, которое у него уже есть. Я не боюсь тебя, тебя самого, но боюсь другого человека.
   — Кого же?
   — Какого-нибудь другого, который, увидев тебя, построит такую же машину из цветной бумаги и бамбука. Но у этого человека может оказаться злое лицо и злое сердце, и он не захочет смотреть на красоту. Такого человека я и боюсь.
   — Почему? Почему?
   — Кто может сказать, что когда-нибудь такой человек не взлетит к небу в такой машине из бамбука и бумаги и не сбросит огромные каменные глыбы на Великую стену? — спросил император, и никто не смел шевельнуться, ни вымолвить слово.
   — Отрубить ему голову! — приказал император.
   Палач взмахнул блестящим ножом.
   — Сожгите дракона и его создателя и пепел обоих схороните вместе, — сказал император.
   Слуги кинулись исполнять приказание.
   Император обратился к своему слуге, который первым увидел летающего человека:
   — Обо всем этом молчи. Все это было сном, очень грустным и прекрасным сном. Крестьянину, которого мы видели в поле, скажи, что ему будет заплачено, если он сочтет это видением. Но если вы скажете хоть слово, вы оба умрете.

Рэй Брэдбери, "Человек в воздухе"

-- Надо его гильотинировать.
     -- Гильотинируем!
     -- А кто же?
     -- Вы!
     -- Я?
     --  Да, вы. Комитет общественного спасения направляет вас туда с самыми
широкими полномочиями.
     -- Согласен, -- ответил Симурдэн.

Виктор Гюго, "Девяносто третий год"

0


Вы здесь » Форум "Д и л и ж а н с ъ" » Игровая комната » Ассоциации 15