Форум "Д и л и ж а н с ъ"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум "Д и л и ж а н с ъ" » Игровая комната » Ассоциации 15


Ассоциации 15

Сообщений 101 страница 120 из 874

101

Инклер написал(а):

Огромный зверь прыгнул на Ерманского и сбил его с ног

   Берлах зашагал дальше. Теперь, по его расчетам, он должен был встретиться с Чанцем; Берлах стал внимательно вглядываться в залитое светом поле и поэтому слишком поздно заметил, что в нескольких шагах от него стоял зверь.
   Берлах был хорошим знатоком животных; но такого огромного животного он еще никогда не видел. Хотя он и не мог различить деталей, а видел только очертания на фоне более светлой земли, чудовище вызывало такой ужас, что Берлах замер на месте. Он видел, что животное медленно, как будто случайно повернуло голову и уставилось на него. Глаза были, как два светлых, но пустых круга.
   Неожиданность встречи, огромные размеры животного и его необычайность парализовали его. Хотя здравый рассудок не покидал его, он забыл, что необходимо действовать. Он смотрел на зверя бесстрашно, но скованно. Вот так всегда зло захватывало его, всегда влекло разрешить великую загадку.
   И когда собака вдруг прыгнула на него, когда огромная тень, обезумевшее чудовище, полное силы и жажды убийства, обрушилось на него и он свалился под тяжестью бессмысленно беснующейся твари, еле успев защитить горло левой рукой, старик не издал ни звука, не вскрикнул от страха, настолько все это показалось ему естественным, согласным законам мира сего.

Фридрих Дюрренматт, "Судья и его палач"

0

102

Vladimir_S написал(а):

Неожиданность встречи, огромные размеры животного и его необычайность парализовали его


.... эти шкуры горилл, в которые были облачены танцоры, означали, что Конг есть ничто иное, как горилла. Если он действительно существует, то он настолько огромен, что обычную гориллу он мог бы использовать в качестве мячика.

Эдгар Уоллес, "Кинг-Конг"

Оказывается, и книга есть, хотя это и естественно. Впрочем, и не мое это время, и не не для меня написано.

0

103

Инклер написал(а):

есть ничто иное, как горилла

Горилла гориллу однажды учила:
Горилла гориллу дубинкой лупила.
Не знала она, когда палку схватила,
Что с этой минуты она — не горилла.

Чьё-то творчество. Авторство мне неведомо. Когда-то где-то вычитано.

0

104

Vladimir_S написал(а):

Горилла гориллу однажды учила:
Горилла гориллу дубинкой лупила.
Не знала она, когда палку схватила,
Что с этой минуты она — не горилла.

Чьё-то творчество. Авторство мне неведомо. Когда-то где-то вычитано.


Да и в прошлом нет причины
Нам искать большого ранга,
И, по мне, шматина глины,
Не знатней орангутанга.

"Послание к М. Н. Лонгинову о дарвинисме", А.К.Толстой

0

105

Инклер написал(а):

Не знатней орангутанга

До того как сквозь него, яростно расшвыривая вероятностные частицы, пронеслась магия, это помещение являлось частью библиотеки. Так что было резонно предположить, что маленькие пурпурные тритоны имели нечто общее с паркетом, а ананасовый крем некогда мог быть книгами. Позже несколько волшебников клялись, что невысокий печальный орангутан, сидящий посреди этого хаоса, был подозрительно похож на главного библиотекаря.

Терри Пратчетт, "Безумная звезда" (цикл "Плоский мир")

0

106

Vladimir_S написал(а):

До того как сквозь него, яростно расшвыривая вероятностные частицы, пронеслась магия, это помещение являлось частью библиотеки. Так что было резонно предположить, что маленькие пурпурные тритоны имели нечто общее с паркетом, а ананасовый крем некогда мог быть книгами. Позже несколько волшебников клялись, что невысокий печальный орангутан, сидящий посреди этого хаоса, был подозрительно похож на главного библиотекаря.

Терри Пратчетт, "Безумная звезда" (цикл "Плоский мир")


Понравилась Игорю и библиотека. Она помещалась рядом с «тихим» клубом. Книг в ней было много, книги все были переплетены, стояли в порядке на полках до самого потолка, а у широких дверей с перекинутой поперек полочкой всегда собиралась очередь читателей. Библиотекой заведовала древняя старушка Евгения Федоровна, но копошились с книгами, выдавали, принимали, записывали, чертили, рисовали и мазали рекомендательные списки три колониста, и между ними главную роль играла Шура Мятникова, тонкая, очень стройная девушка. У нее смуглое лицо и большой рот.
— Прочитал? Или картинки посмотрел? — спрашивала она, и при этом в лице ее была шутливая и серьезная очень живая игра…

"Флаги на башнях"

0

107

Инклер написал(а):

— Прочитал? Или картинки посмотрел? — спрашивала она, и при этом в лице ее была шутливая и серьезная очень живая игра…

     П р о т а с о в  (озабочен). Подождите... зачем  же так?  Это  странно...  не нужно!  Я,  знаете, сильно  поражен... разве  я  мог  ожидать, что вас  так увлечет?..
     М е л а н и я  (не  слушая). Ведь я — глупая, я — тупая, как бревно! Книжки твои — не понимаю я... Ты думаешь, читала я их?
     П р о т а с о в (теряется). Нет? Но — что же тогда?..
     М е л а н и я.  Милый! Целовала я книжки... Взгляну в нее, а там такие слова, никто, кроме тебя, и понять их не может... И целую...
     П р о т а с о в (смущен). Вот  отчего пятна на  переплетах...  Но — зачем же целовать книги? Это уж какой-то фетишизм...

М.Горький, "Дети солнца"

0

108

Vladimir_S написал(а):

П р о т а с о в  (озабочен). Подождите... зачем  же так?  Это  странно...  не нужно!  Я,  знаете, сильно  поражен... разве  я  мог  ожидать, что вас  так увлечет?..
     М е л а н и я  (не  слушая). Ведь я — глупая, я — тупая, как бревно! Книжки твои — не понимаю я... Ты думаешь, читала я их?
     П р о т а с о в (теряется). Нет? Но — что же тогда?..
     М е л а н и я.  Милый! Целовала я книжки... Взгляну в нее, а там такие слова, никто, кроме тебя, и понять их не может... И целую...
     П р о т а с о в (смущен). Вот  отчего пятна на  переплетах...  Но — зачем же целовать книги? Это уж какой-то фетишизм...

М.Горький, "Дети солнца"


     Об одном  английском книгособирателе  рассказывают,  что как-то  раз он
узнал о существовании  второго  экземпляра  книги,  которая  у него  была  и
которую он  считал единственной. Следы вели к одному  парижскому библиофилу.
Англичанин пересекает Ла-Манш, прибывает в  Париж,  разыскивает библиофила и
прямо с порога приступает к делу.
     -- У вас есть книга, которую я давно ищу. Хочу ее у вас купить.
     -- Она не продается,-- удивился библиофил.
     -- Десять тысяч франков золотом.
     -- Я же сказал, что она не продается.
     -- Двадцать тысяч.
     Библиофил заколебался.
     -- Двадцать пять тысяч.

     Добродетель библиофила дала трещину. Он  снял с полки книгу и  протянул
ее непрошенному гостю. Англичанин отсчитал деньги,  тщательно осмотрел книгу
и... швырнул ее в камин.
     -- Вы с ума сошли?! -- чуть не с кулаками бросился на него француз.
     -- Отнюдь. Теперь я уверен, что мой экземпляр действительно уникальный.
Примите мою наисердечнейшую благодарность.

Иштван Рат-Вег, "Комедия книги"

0

109

Инклер написал(а):

тщательно осмотрел книгу и... швырнул ее в камин

«Сейчас я был самим собой, — продолжал он, — дней этак с десяток, В одно прекрасное утро, недельки через три, продеру я глаза у себя на Майль-Энд-род, осмотрю свою комнату, взгляну на „это вот“ платье, висящее над кроватью, и на „эту вот“ гармонику (он ласково похлопал ее) и почувствую, что краснею до самых лопаток. Потом я спрыгну с постели и подойду к зеркалу. „Эх ты, морда, жалкий, ничтожный хам, — скажу я сам себе, — вот так бы взял да и задушил тебя своими собственными руками“. Затем я побреюсь, надену приличный синий костюм и котелок, велю хозяйке присматривать за моими комнатами, пока меня не будет, выскользну из дома, вскочу в первый попавшийся кеб и поеду назад на Олбэни. А месяц спустя приду в свою квартиру на Олбэни, швырну Вольтера и Парини в огонь, повешу шляпу на бюст старика Гомера, снова надену свою синюю тройку и дерну назад на Майль-Энд-род».

Джером К.Джером, "Как мы писали роман"

0

110

Vladimir_S написал(а):

приличный синий костюм и котелок,

... он по росту казался среди других мальчиком, он был совсем не хорош собой и странен - очки, котелок, английское пальто, а волосы редких усов точно конские, смуглая тонкая кожа на плоском лице точно натянута и как будто слегка лакирована...

Бунин, "Господин из Сан-Франциско"

0

111

Инклер написал(а):

... он по росту казался среди других мальчиком

   Он наклонился к девушке:
   – Франческа, скажи мне, только подумай. Кто тебя обидел? Ведь не Касс, нет?
   – Нет, – ответила она слабым голосом. – Не Касс.
   – Так кто же?
   – Синьор Флагг.
   Растерянность, недоумение. Не могло такого быть. Этот американец с бессмысленным лицом смазливого мальчика?
   – Что с тобой сделал синьор Флагг?
   – Он взял меня... – У нее потекли слезы, грудь начала вздыматься, и она громко заплакала – теперь, наверно, от боли. Потом утихла, закрыла глаза, и он решил, что она опять потеряла сознание. Но она зашевелилась, а потом посмотрела на Луиджи большими испуганными неподвижными глазами. – У него в комнате.
   – У него в комнате?
   – Да. – Она замолчала. – Я умру?
   – Что он с тобой сделал?
   – Я... – Франческа с трудом повернула голову. – Не могу сказать. – И этим все сказала.

Уильям Стайрон, "И поджег этот дом"

0

112

Vladimir_S написал(а):

Он наклонился к девушке:
   – Франческа, скажи мне, только подумай. Кто тебя обидел? Ведь не Касс, нет?
   – Нет, – ответила она слабым голосом. – Не Касс.
   – Так кто же?
   – Синьор Флагг.
   Растерянность, недоумение. Не могло такого быть. Этот американец с бессмысленным лицом смазливого мальчика?
   – Что с тобой сделал синьор Флагг?
   – Он взял меня... – У нее потекли слезы, грудь начала вздыматься, и она громко заплакала – теперь, наверно, от боли. Потом утихла, закрыла глаза, и он решил, что она опять потеряла сознание. Но она зашевелилась, а потом посмотрела на Луиджи большими испуганными неподвижными глазами. – У него в комнате.
   – У него в комнате?
   – Да. – Она замолчала. – Я умру?
   – Что он с тобой сделал?
   – Я... – Франческа с трудом повернула голову. – Не могу сказать. – И этим все сказала.

Уильям Стайрон, "И поджег этот дом"

— А ты знаешь? Чернявина в кабинет… Алексей… вечером в кабинет. Ой, и попадет же. Он эту…Оксана там такая… поцеловал.
— Поцеловал?
— Три раза, в саду!
— Прямо так поцеловал? И все?
— А тебе мало? Это, знаешь, очень строго запрещается. Один раз поцеловать и то попадет. А по три раза!
— И что же ему будет?
— Я к нему в долю не иду!
В коридоре главного здания Игорь-таки дождался Захарова. Алексей Степанович проходил не спеша, очевидно отдыхал. Он приветливо ответил на салют Игоря:
— Здравствуй, Чернявин.
Но не остановился, ничем не показал, что он состоит некоторым образом в переписке с Игорем.
— Алексей Степанович, я получил записку. Нельзя ли сейчас.
— Нет, почему же… Я просил вечером…
— Для меня, видите ли… удобнее сейчас.
— А для меня удобнее вечером.
И снова Игорь бродит по парку, по двору, по «тихому» клубу. Бежать ему не хочется. Бежать будет неблагородно: получить такое вежливое письмо и бежать. Успокоительные мысли приходят в голову: что с ним сделает Захаров? Под арест посадить не посадит, под аресто сидят только колонисты. Наряды? Пожалуйста, хоть десять нарядов, чепуха! Успокоительные мысли приходили охотно и были убедительны, но почему-то не успокаивали. До сигнала «спать» оставался еще обед, потом работа в сборочном цехе, потом ужин, потом два часа свободных, потом рапорты бригадиров, потом уже сигнал «спать».

"Флаги на башнях"

Вообще-то о взаимоотношениях Оксаны и Чернявина Макаренко написал целую главу. Но... в окончательный вариант своей итоговой книги он ее не включил. Почему? Мое личное мнение - в таком вопросе словами ничего не скажешь и Макаренко это понял.

0

113

Инклер написал(а):

И снова Игорь бродит по парку


  В аллеях увядшего сада.
    Осенней унылой порой,
    Два призрака в полночь глухую
    Блуждают неслышной стопой.

    Обнявши друг друга за талью,
    В мечтах вызывали они
    Отцветшие радости жизни,
    Минувшие светлые дни...-

    "Ты помнишь ли наши восторги,
    Любви загоравшийся свет?
    Ты помнишь ли первые клятвы
    И речи последние?" - "Нет!"

    "Ужель и при имени друга
    Твоя не волнуется грудь?
    Ужель ты лобзанья забыла?"
    - "Лобзанья я помню чуть-чуть...

    Как небо сине тогда было!
    Как ярко надежда цвела!"
    - "Ах, смерть потушила желанья,
    Как бренные наши тела!"

    Так тени влюбленных безумцев
    Блуждали бесшумно, как мгла;
    И только осенняя полночь
    Слова их подслушать могла.

0

114

Marina написал(а):

Как небо сине тогда было!
Как ярко надежда цвела!"
- "Ах, смерть потушила желанья,
Как бренные наши тела!"

И.О.Лялечкин, "Октябрь"

Целовал я ее, утешая,
Разогнал темноту ее дум,
Победил темноту ее дум.
Так дошли мы до самого края,
Видим: склеп, молчалив и угрюм.
Вход в него молчалив и угрюм.
— Что за надпись, сестра дорогая,
Здесь на склепе? — спросил я, угрюм.
Та в ответ: — Улялюм... Улялюм...
Вот могила твоей Улялюм!

Стал я сразу печальный и серый,
Словно листьев сухой хоровод,
Словно прелой листвы хоровод.
Я вскричал: — Одинокий без меры
Был октябрь в тот мучительный год!
Видел я этот склеп... этот свод...
Ношу снес я под каменный свод!

Эдгар Аллан По, "Улялюм"

0

115

Vladimir_S написал(а):

Так дошли мы до самого края,
Видим: склеп, молчалив и угрюм.
Вход в него молчалив и угрюм.
— Что за надпись, сестра дорогая,
Здесь на склепе? — спросил я, угрюм.
Та в ответ: — Улялюм... Улялюм...
Вот могила твоей Улялюм!

От того, что я не видел, как ее убило, и даже не знаю, где она похоронена, я не могу представить ее себе мертвой, я помню ее только живую. Она живет в моей памяти, и когда меня не станет, ее не станет вместе со мной. Мы умрем в один и тот же миг, будто убитые одной молнией.
И в этот миг для нас кончится война.

Последние слова "Сестры печали" Шефнера.

Война для него закончилась в 2002-м году.

0

116

Инклер написал(а):

даже не знаю, где она похоронена

Вот умру я, умру — похоронят меня.
И никто не узнает, где могилка моя.

На могилку мою знать никто не придёт,
Только раннею весною соловей пропоёт.
Пропоёт, и просвищет, и опять улетит.
А могилка моя одинокой стоит.

"Сирота", народная песня

0

117

Vladimir_S написал(а):

Вот умру я, умру — похоронят меня.
И никто не узнает, где могилка моя.

Я умер от холеры на берегу реки Прут, в Скулянах, месте историческом. Моя жена Марья Ивановна хлопотала возле меня вместе с несколькими девушками-цыганками, нашими крепостными.

Будучи по природе и по воспитанию женщиной расчетливой, Марья Ивановна в этом случае не пожалела лучших простынь из тонкого голландского полотна, с крупными метками, собственноручно вышитыми ею гладью. Из этих простынь она смастерила нечто вроде стеганого одеяла, насыпав в него раскаленной пшеницы.

Я чувствовал тяжесть этого покрывала, но мое холодеющее тело уже не ощущало ожогов, из чего я понял, что пришла смерть.

ВАЛЕНТИН КАТАЕВ
Кладбище в Скулянах

Когда-то в годы государственного реализма меня сильно поразили эти строки. Причем сама книга - не так чтоб и понравилась.

0

118

Инклер написал(а):

Моя жена Марья Ивановна хлопотала возле меня вместе с несколькими девушками-цыганками, нашими крепостными.

Будучи по природе и по воспитанию женщиной расчетливой, Марья Ивановна в этом случае не пожалела лучших простынь из тонкого голландского полотна, с крупными метками, собственноручно вышитыми ею гладью. Из этих простынь она смастерила нечто вроде стеганого одеяла, насыпав в него раскаленной пшеницы.

Я чувствовал тяжесть этого покрывала, но мое холодеющее тело уже не ощущало ожогов, из чего я понял, что пришла смерть.

   – Но неужели это – правда: я уже умер? – ужасался сановник. – Ведь мы же... разговариваем.
   – Ну, а когда вы едете на ревизию, вы сразу попадаете в вагон? Вы еще сидите на станции.
   – Так, значит, это – станция.
   – Ну да. А то что же?
   – Понимаю, понимаю. Значит, вот это уже не я. А где же я, то есть мое тело?
   Черт неопределенно мотнул головой:
   – Недалеко. Вас сейчас обмывают теплой водой.
   Чиновнику стало стыдно; вспомнил некрасивые, жирные складки на пояснице, и стало еще стыднее. Он знал, что покойников обмывают женщины.
   – Глупый обычай, – сказал сановник сердито.
   – Ну, уж это – ваше дело, а я тут ни при чем.

Леонид Андреев, "Покой"

0

119

Vladimir_S написал(а):

– Но неужели это – правда: я уже умер? – ужасался сановник. – Ведь мы же... разговариваем.
   – Ну, а когда вы едете на ревизию, вы сразу попадаете в вагон? Вы еще сидите на станции.
   – Так, значит, это – станция.
   – Ну да. А то что же?
   – Понимаю, понимаю. Значит, вот это уже не я. А где же я, то есть мое тело?
   Черт неопределенно мотнул головой:
   – Недалеко. Вас сейчас обмывают теплой водой.
   Чиновнику стало стыдно; вспомнил некрасивые, жирные складки на пояснице, и стало еще стыднее. Он знал, что покойников обмывают женщины.
   – Глупый обычай, – сказал сановник сердито.
   – Ну, уж это – ваше дело, а я тут ни при чем.

Леонид Андреев, "Покой"

Он искал своего прежнего привычного страха смерти и не находил его. Где она? Какая смерть? Страха никакого не было, потому что и смерти не было.
   Вместо смерти был свет.
   -- Так вот что! -- вдруг вслух проговорил он. -- Какая радость!
   Для него все это произошло в одно мгновение, и значение этого мгновения уже не изменялось. Для присутствующих же агония его продолжалась еще два часа. В груди его клокотало что-то; изможденное тело его вздрагивало. Потом реже и реже стало клокотанье и хрипенье.
   -- Кончено! -- сказал кто-то над ним.
   Он услыхал эти слова и повторил их в своей душе. "Кончена смерть,-- сказал он себе. -- Ее нет больше".
   Он втянул в себя воздух, остановился на половине вздоха, потянулся и умер.

Лев Толстой, "Смерть Ивана Ильича".

А Леонида Андреева я прочитал. )) Благо, рассказец-то коротенький. Но хороший.

0

120

Инклер написал(а):

Он искал своего прежнего привычного страха смерти и не находил его. Где она? Какая смерть? Страха никакого не было, потому что и смерти не было.
   Вместо смерти был свет.
   -- Так вот что! -- вдруг вслух проговорил он. -- Какая радость!

   – Все в порядке, – сказал Азазелло. Через мгновение он был возле поверженных любовников. Маргарита лежала, уткнувшись лицом в коврик. Своими железными руками Азазелло повернул ее как куклу, лицом к себе и вгляделся в нее. На его глазах лицо отравленной менялось. Даже в наступавших грозовых сумерках видно было, как исчезало ее временное ведьмино косоглазие и жестокость и буйность черт. Лицо покойной посветлело и, наконец, смягчилось, и оскал ее стал не хищным, а просто женственным страдальческим оскалом. Тогда Азазелло разжал ее белые зубы и влил в рот несколько капель того самого вина, которым ее и отравил. Маргарита вздохнула, стала подниматься без помощи Азазелло, села и слабо спросила:
   – За что, Азазелло, за что? Что вы сделали со мною?
   Она увидела лежащего мастера, содрогнулась и прошептала:
   – Этого я не ожидала... Убийца!
   – Да нет же, нет, – ответил Азазелло, – сейчас он встанет. Ах, зачем вы так нервны!
   Маргарита поверила ему сразу, настолько убедителен был голос рыжего демона. Маргарита вскочила, сильная и живая, и помогла напоить лежащего вином. Открыв глаза, тот глянул мрачно и с ненавистью повторил свое последнее слово:
   – Отравитель...
   – Ах! Оскорбление является обычной наградой за хорошую работу, – ответил Азазелло, – неужели вы слепы? Но прозрейте же скорей.
   Тут мастер поднялся, огляделся взором живым и светлым и спросил:
   – Что же означает это новое?
   – Оно означает, – ответил Азазелло, – что вам пора. Уже гремит гроза, вы слышите? Темнеет. Кони роют землю, содрогается маленький сад. Прощайтесь с подвалом, прощайтесь скорее.
   – А, понимаю, – сказал мастер, озираясь, – вы нас убили, мы мертвы. Ах, как это умно! Как это вовремя! Теперь я понял все.

М.Б., "М. и М."

0


Вы здесь » Форум "Д и л и ж а н с ъ" » Игровая комната » Ассоциации 15