Форум "Д и л и ж а н с ъ"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум "Д и л и ж а н с ъ" » Игровая комната » Ассоциации 14


Ассоциации 14

Сообщений 421 страница 440 из 736

421

Vladimir_S написал(а):

И в беде никого не покину,
И удары приму на себя,
И наверно, конечно, погибну, —
А потом вы играйте меня!

Трусов плодила
Наша планета,
Всё же ей выпала честь -
Есть мушкетеры.
Есть мушкетеры,
Есть мушкетеры,
Есть!
Другу на помощь,
Вызволить друга
Из кабалы, из тюрьмы -
Шпагой клянемся,
Шпагой клянемся,
Шпагой клянемся
Мы!....

Песня мушкетеров Михаила Светлова.

Про эту песню я впервые узнал в старой книге Григория Медынского "Честь". Книга была как тогда говорилось, острой, в ней  рассказывалось про парнишку, совершившего преступление и его перевоспитание в колонии. Ну и на заднем фоне книги мелькало довольно многое... знал Медынский этот мир, несомненно знал. В мои семидесятые книгу не переиздавали, я читал затрепанный том шестидесятых. Вот там три друга все ходили и распевали, кажется, еше по "Трем мушкетерам" была радиопостановка, оттуда и взяли песню, а тогда это звучало сильнее, чем сегодня фильм. Мысль то - от романтики до преступления дорога прямая...
Ну а что это - Светлов - я узнал только сейчас.

0

422

Инклер написал(а):

Трусов плодила
Наша планета,
Всё же ей выпала честь -
Есть мушкетеры.
Есть мушкетеры,
Есть мушкетеры,
Есть!
Другу на помощь,
Вызволить друга
Из кабалы, из тюрьмы -
Шпагой клянемся,
Шпагой клянемся,
Шпагой клянемся
Мы!....

Эй, мушкетеры! Шпаги и шпоры,
Ну, где вы сейчас?
Наши девчонки ведут разговоры
Только про вас.

Ну, где вы, герои старых романов,
Как мы порою завидуем вам!
Ну, как мы порою завидуем вам,
Месье, месье, месье д‘Артаньян!

Даже порою слеза набегает,
Читая роман,
Ой, как нас любили, как защищали
Честь своих дам.

Ну, где вы, герои старых романов,
Как мы порою завидуем вам!
Ну, как мы порою завидуем вам,
Месье, месье, месье д‘Артаньян!

– Эй, мушкетеры!
– Мы мушкетеры:
Атос, Портос, Арамис, д‘Артаньян!
– Браво, мальчишки!
Вы – точно из книжки,
Ну, просто шарман!

Спасибо, герои старых романов,
За то, что сумели вернуться вы к нам!
Спасибо и Вам, именно Вам –
Месье, месье, месье д‘Артаньян!

Ну а это попозже — из репертуара А.Пугачевой

0

423

Vladimir_S написал(а):

Эй, мушкетеры! Шпаги и шпоры,
Ну, где вы сейчас?
Наши девчонки ведут разговоры
Только про вас.

Ну, где вы, герои старых романов,
Как мы порою завидуем вам!
Ну, как мы порою завидуем вам,
Месье, месье, месье д‘Артаньян!

Даже порою слеза набегает,
Читая роман,
Ой, как нас любили, как защищали
Честь своих дам.

Ну, где вы, герои старых романов,
Как мы порою завидуем вам!
Ну, как мы порою завидуем вам,
Месье, месье, месье д‘Артаньян!

– Эй, мушкетеры!
– Мы мушкетеры:
Атос, Портос, Арамис, д‘Артаньян!
– Браво, мальчишки!
Вы – точно из книжки,
Ну, просто шарман!

Спасибо, герои старых романов,
За то, что сумели вернуться вы к нам!
Спасибо и Вам, именно Вам –
Месье, месье, месье д‘Артаньян!

Ну а это попозже — из репертуара А.Пугачевой


Женя, лежит за их спинами на кровати навзничь, читает растрепанную книжку «Ожерелье королевы», сочинение г. Дюма, и курит. Во всем заведении она единственная любительница чтения и читает запоем и без разбора. Но, против ожидания, усиленное чтение романов с приключениями вовсе не сделало ее сентиментальной и не раскислило ее воображения. Более всего ей нравится в романах длинная, хитро задуманная и ловко распутанная интрига, великолепные поединки, перед которыми виконт развязывает банты у своих башмаков в знак того, что он не намерен отступить ни на шаг от своей позиции, и после которых маркиз, проткнувши насквозь графа, извиняется, что сделал отверстие в его прекрасном новом камзоле; кошельки, наполненные золотом, небрежно разбрасываемые налево и направо главными героями, любовные приключения и остроты Генриха IV, – словом, весь этот пряный, в золоте и кружевах, героизм прошедших столетий французской истории.

Куприн, "Яма"

0

424

Инклер написал(а):

Женя, лежит за их спинами на кровати навзничь, читает растрепанную книжку «Ожерелье королевы», сочинение г. Дюма, и курит. Во всем заведении она единственная любительница чтения и читает запоем и без разбора. Но, против ожидания, усиленное чтение романов с приключениями вовсе не сделало ее сентиментальной и не раскислило ее воображения.

"О молодость, отвага, красота _ вечные смены любви, героизма и преданности! - воскликнул незнакомец. - Тот, кто теряет их, теряет, как правило, и жизнь. Молодость - это небо, рай, это все! То, что Господь дарует вам после, - это лишь печальное вознаграждение за молодость. Чем больше Господь дает человеку, когда молодость его прошла, тем больше он считает свой долг по отношению к этому человеку. Но, великий Боже, ничто не может сравниться с сокровищами, которые дарит человеку молодость!"

Александр Дюма       "Ожерелье королевы"

0

425

Леди Осень написал(а):

Молодость - это небо, рай, это все!

    Вы — единственный, кому я об этом рассказываю. Для всех остальных нынешний вечер ничем не будет отличаться от других. Встаньте, мистер Траут, вы свободны.
   Пошатываясь, он встал с колен.
   Я мог бы пожать ему руку, но правая его рука была изранена, и наши руки так и повисли в воздухе.
   — Воп voyage! — сказал я. И я исчез.
   Лениво и легко я проплыл в пустоте — я там прячусь, когда я дематериализуюсь. Голос Траута звучал все слабей и слабей, и расстояние меж нами росло и росло.
   Его голос был голосом моего отца. Я слышал отца — и я видел мою мать в пустоте. Моя мать была далеко-далеко от меня, потому что она оставила мне в наследство мысли о самоубийстве. Маленькое ручное зеркальце — «лужица» — проплыло мимо меня. У него была ручка и рамка из перламутра.
   Вот что кричал мне Килгор Траут голосом моего отца:
   — Верни мне молодость, верни молодость! Верни мне молодость!

Курт Воннегут, "Завтрак для чемпионов, или Прощай, черный понедельник" (это — финальная сцена романа, где автор встречается со своим героем)

0

426

Vladimir_S написал(а):

Я мог бы пожать ему руку, но правая его рука была изранена, и наши руки так и повисли в воздухе.

Через несколько дней в полк из отпуска вернулся мой стукачок-землячок. Увидев меня, он радостно протянул ладошку:
— Здравствуй!
— Здравия желаю, — ответил я.
Седов удивился.
— Ты не подаешь мне руки?
Я был вынужден подтвердить его подозрение.
— Почему? — спросил он.
— А вы сами не догадываетесь, товарищ лейтенант?
И он догадался.
— А-а, — протянул как бы даже с облегчением, — это из-за докладной?
— Из-за докладной, — подтвердил я. Слово «донос» мои губы не выговорили: трусоват был ваня бедный.
— Так это же моя обязанность, — объяснил Седов, как будто речь шла о выпуске боевого листка. — А вдруг ты завербован?
Я заглянул ему в глаза. В них светилась стеклянная замполитская правота. Он не издевался надо мной и не желал мне зла. Он даже не обижался на мое нежелание подать ему руку, готовый терпеливо, как подобает идеологическому работнику, преодолевать мои интеллигентские предрассудки.
— Видишь, — сказал он, — проверили, отпустили; все в порядке. Поздравляю.
В слове «проверили» был какой-то медицинский оттенок. Меня передернуло.
— Разрешите идти?
Он разочарованно пожал плечами:
— Идите.
И я пошел — по возможности подальше от него.

Виктор Шендерович      "Изюм из булки"

0

427

Леди Осень написал(а):

Через несколько дней в полк из отпуска вернулся мой стукачок-землячок. Увидев меня, он радостно протянул ладошку:
— Здравствуй!
— Здравия желаю, — ответил я.
Седов удивился.
— Ты не подаешь мне руки?
Я был вынужден подтвердить его подозрение.
— Почему? — спросил он.
— А вы сами не догадываетесь, товарищ лейтенант?
И он догадался.
— А-а, — протянул как бы даже с облегчением, — это из-за докладной?
— Из-за докладной, — подтвердил я. Слово «донос» мои губы не выговорили: трусоват был ваня бедный.
— Так это же моя обязанность, — объяснил Седов, как будто речь шла о выпуске боевого листка. — А вдруг ты завербован?
Я заглянул ему в глаза. В них светилась стеклянная замполитская правота. Он не издевался надо мной и не желал мне зла. Он даже не обижался на мое нежелание подать ему руку, готовый терпеливо, как подобает идеологическому работнику, преодолевать мои интеллигентские предрассудки.
— Видишь, — сказал он, — проверили, отпустили; все в порядке. Поздравляю.
В слове «проверили» был какой-то медицинский оттенок. Меня передернуло.
— Разрешите идти?
Он разочарованно пожал плечами:
— Идите.
И я пошел — по возможности подальше от него.

Виктор Шендерович      "Изюм из булки"


Летом, в хорошую погоду, политзанятия проходили обычно не в помещении, а на опушке небольшой рощицы, в стороне от городка. Чонкин, как всегда, опоздал, но на этот раз не по своей вине. Сперва его воспитывал старшина, потом повар Шурка в самый последний момент послал его на склад за крупой. Кладовщика на складе не оказалось, пришлось бегать по всему городку, разыскивать. Когда Чонкин приехал наконец на лошади в рощу, все были уже в сборе. При появлении Чонкина руководитель занятий старший политрук Ярцев весьма тонко съязвил в том духе, что, мол, раз Чонкин явился, значит, теперь все в порядке – можно и начинать.

Войнович, "Чонкин", часть самая первая и самая искрометная.

0

428

Инклер написал(а):

весьма тонко съязвил

«На то он и Пан, чтобы сеять панику», — сострил Димант. И Полифем тоже сострил удачно, хотя и совершенно неприлично.

АБС, "Второе нашествие марсиан"

0

429

Vladimir_S написал(а):

«На то он и Пан, чтобы сеять панику», — сострил Димант. И Полифем тоже сострил удачно, хотя и совершенно неприлично.

АБС, "Второе нашествие марсиан"


  - А я вчера слышал отличный анекдот, - объявил Орвиль Джонс. - Идут два
шведа с женами...
   Он  рассказал  "отличный"  анекдот   с   еврейским   акцентом,   слегка
продезинфицировав конец. Гэнч тут  же  его  поправил.  Но  вскоре  влияние
коктейлей ослабело, искатели истины вернулись к трезвой реальности.

Синклер Льюис, "Бэббит".

Нелишним будет сказать, что действие книги происходит в годы американского сухого закона. Как видим, это примерно так, как и у нас, перед перестройкой. Закон - законом, но выпить всегда найдется.

0

430

Инклер написал(а):

продезинфицировав конец

   Он взял протянутый ему договор, убедился, что все в порядке, и открыл перочинный нож.
   — Минуточку! — остановил его дьявол. — Дайте я его продезинфицирую. Он поднес лезвие к губам, слегка подул, и сталь накалилась до вишнево-красного цвета. — Ну вот! Теперь прикоснитесь кончиком ножа… гм… к чернилам, и это все… Прошу вас, вторая строчка снизу, последняя — моя.
   Саймон помедлил, задумчиво глядя на раскаленный кончик ножа.
   — Подписывайтесь, — поторопил черт, и Саймон, расправив плечи, поставил свое имя.

Артур Порджес, "Саймон Флэгг и дьявол"

0

431

http://sd.uploads.ru/t/rVbuZ.gif

Инклер написал(а):

Нелишним будет сказать, что действие книги происходит в годы американского сухого закона. Как видим, это примерно так, как и у нас, перед перестройкой. Закон - законом, но выпить всегда найдется.

На рубеже 50-60-х годов прошлого века в советский прокат вышел американский фильм "Ревущие двадцатые" (правда, под идиотским названием "Судьба солдата в Америке"). Панорама Америки времён "сухого закона". Лейтмотив — пить стали все, даже бывшие трезвенники. Кстати, есть мнение, что именно на тогдашнем бутлегерстве (контрабанде и подпольном производстве спиртного) сформировалась американо-итальянская мафия. Позже, после отмены "сухого закона", они переключились на наркоту.
Это кстати об оборотной стороне благих начинаний.

0

432

Vladimir_S написал(а):

Он взял протянутый ему договор, убедился, что все в порядке, и открыл перочинный нож.

..у меня цель капитальная есть. Вы вот думаете, что я семьдесят пять тысяч получу и сейчас же карету куплю. Нет-с, я тогда третьегодний старый сюртук донашивать стану и все мои клубные знакомства брошу. У нас мало выдерживающих людей, хоть и все ростовщики, а я хочу выдержать. Тут, главное, довести до конца - вся задача! Птицын семнадцати лет на улице спал перочинными ножичками торговал и с копейки начал; теперь у него шестьдесят тысяч, да только после какой гимнастики! Вот эту-то я всю гимнастику и перескачу, и прямо с капитала начну.

Ф. Достоевский        "Идиот"

0

433

Леди Осень написал(а):

..у меня цель капитальная есть. Вы вот думаете, что я семьдесят пять тысяч получу и сейчас же карету куплю. Нет-с, я тогда третьегодний старый сюртук донашивать стану и все мои клубные знакомства брошу. У нас мало выдерживающих людей, хоть и все ростовщики, а я хочу выдержать. Тут, главное, довести до конца - вся задача! Птицын семнадцати лет на улице спал перочинными ножичками торговал и с копейки начал; теперь у него шестьдесят тысяч, да только после какой гимнастики! Вот эту-то я всю гимнастику и перескачу, и прямо с капитала начну.

Ф. Достоевский        "Идиот"


И этот джентльмен рассказал знаменательный эпизод, который разыгрался у него на глазах. Он был тогда у Рокфеллеров. Старый Джон Д. - в это время, может, половина денежных королей мира ждала, когда он их примет,- беседовал с молодым Джоном Д. так же просто и спокойно, как любой из нас. И старик сказал - я прекрасно запомнил его слова и повторил их Робби - он посмотрел на молодого Джона Д. и вероятно - я так представляю - положил ему руку на плечо и сказал: «Сын мой, береги каждый цент!»
Вот так, сэр!

Синклер Льюис, "Человек, который знал Кулиджа".

0

434

Инклер написал(а):

И старик сказал - я прекрасно запомнил его слова и повторил их Робби - он посмотрел на молодого Джона Д. и вероятно - я так представляю - положил ему руку на плечо и сказал: «Сын мой, береги каждый цент!»
Вот так, сэр!

Когда-то давно, когда он был еще ребенком, он сидел однажды на берегу моря, на желтом песке дюн в жаркий летний день и пытался наполнить песком сито, потому что двоюродный брат зло подшутил над ним, сказав: "Если наполнишь сито песком, получишь десять центов". Но чем быстрее он наполнял его, тем стремительнее, с сухим горячим шелестом песок просыпался сквозь сито. Руки у него устали, песок был горячий, как огонь, а сито все оставалось пустым. Он молча сидел на берегу в душный, июльский день, и слезы катились по его щекам.
Теперь, когда пневматический поезд мчал его, потряхивая и качая, по пустым подземным коридорам, он вспомнил безжалостную логику сита и, опустив глаза, вдруг 'увидел, что держит в руках раскрытую библию. В вагоне были люди, но он, не скрываясь, держал книгу в руках, и в голову ему вдруг пришла нелепая мысль: если читать быстро и все подряд, то хоть немного песка задержится в сите. Он начал читать, но слова просыпались насквозь, а ведь через несколько часов он увидит Битти и отдаст ему книгу, поэтому ни одна фраза не должна ускользнуть, нужно запомнить каждую строчку. "Я, Монтэг, должен это сделать, я заставлю себя это сделать!"

Рэй Брэдбери            "451° по Фаренгейту"

0

435

Леди Осень написал(а):

Когда-то давно, когда он был еще ребенком, он сидел однажды на берегу моря, на желтом песке дюн в жаркий летний день и пытался наполнить песком сито, потому что двоюродный брат зло подшутил над ним, сказав: "Если наполнишь сито песком, получишь десять центов". Но чем быстрее он наполнял его, тем стремительнее, с сухим горячим шелестом песок просыпался сквозь сито. Руки у него устали, песок был горячий, как огонь, а сито все оставалось пустым. Он молча сидел на берегу в душный, июльский день, и слезы катились по его щекам.

Он вспомнил, как перед полетом на Луну – всей группой, и летели они простыми пассажирами – Ослиный Лужок попросил его проверить, видны ли с Луны звезды седьмой величины, а он, осел, согласился с величайшей готовностью! У него начисто вылетело из головы, что днем с Луны звезд вообще не видно: слишком слепит глаза сияние солнца, отраженное от лунной поверхности. Ослиный Лужок потом еще долго донимал его этими «звездами с Луны».

Станислав Лем, "Испытание"

0

436

Vladimir_S написал(а):

Он вспомнил, как перед полетом на Луну – всей группой, и летели они простыми пассажирами – Ослиный Лужок попросил его проверить, видны ли с Луны звезды седьмой величины, а он, осел, согласился с величайшей готовностью! У него начисто вылетело из головы, что днем с Луны звезд вообще не видно: слишком слепит глаза сияние солнца, отраженное от лунной поверхности. Ослиный Лужок потом еще долго донимал его этими «звездами с Луны».

Станислав Лем, "Испытание"

- Вы сказали, что никого не трогает, долетим мы или нет.
– Конечно, «Антей» – давно лишь символ.
– Вы говорите, что этот полет не отразится на судьбе Земли.
– А вы можете возразить и на это?
– Если суммировать ту энергию и труд, которые вкладывались сто лет в этот корабль, то станет понятным, что это делалось за счет отказа от прогресса на других направлениях. Можно предположить, что некоторые люди, отдавшие свои силы кораблю и полету, смогли бы немало сделать в иных областях знаний. Можно предположить, что за счет энергии, которая пошла на полет и телепортацию, можно было бы создать на Луне искусственную атмосферу и превратить ее в сад.

Кир Булычев              "Тринадцать лет пути"

0

437

Леди Осень написал(а):

- Вы сказали, что никого не трогает, долетим мы или нет.
– Конечно, «Антей» – давно лишь символ.
– Вы говорите, что этот полет не отразится на судьбе Земли.
– А вы можете возразить и на это?
– Если суммировать ту энергию и труд, которые вкладывались сто лет в этот корабль, то станет понятным, что это делалось за счет отказа от прогресса на других направлениях. Можно предположить, что некоторые люди, отдавшие свои силы кораблю и полету, смогли бы немало сделать в иных областях знаний. Можно предположить, что за счет энергии, которая пошла на полет и телепортацию, можно было бы создать на Луне искусственную атмосферу и превратить ее в сад.

Кир Булычев              "Тринадцать лет пути"


     -- А ты лучше посмотри вниз, -- сказал Незнайка.
     Пончик  посмотрел в иллюминатор  и  обнаружил,  что лунная  поверхность
вовсе  не  удалялась,   а  приближалась.   Теперь   она   уже   не  казалась
пепельно-серой, какой кажется нам с земли, а была серебристо-белой. В разные
стороны тянулись красивые  горы,  между  которыми  сверкали,  залитые  ярким
солнечным светом, лунные долины.
     Среди  долин  во  многих  местах  виднелись  огромные  каменные  глыбы.
Некоторые из них были четырехугольной формы и своим видом напоминали большие
дома.  Особенно много таких  камней было  у  подножья скалистых гор, поэтому
казалось, что вдоль  горных хребтов расположились  лунные города, населенные
лунными жителями.
     
     Незнайка  и  Пончик  невольно  залюбовались   открывшейся  перед   ними
картиной. Луна теперь уже не казалась им такой безжизненной и пустынной, как
раньше.
     Пончик сказал:
     -- Раз  на Луне есть дома, значит, в них должен кто-нибудь жить. А кому
же  жить,  если  не коротышкам?  А уж если на  Луне есть  коротышки,  то они
обязательно должны что-нибудь кушать, а раз они должны что-нибудь кушать, то
у них есть что покушать, и мы не пропадем с голоду.

Николай Носов. "Незнайка на Луне"

0

438

Инклер написал(а):

-- Раз  на Луне есть дома, значит, в них должен кто-нибудь жить. А кому же  жить,  если  не коротышкам?  А уж если на  Луне есть  коротышки,  то они обязательно должны что-нибудь кушать, а раз они должны что-нибудь кушать, то у них есть что покушать, и мы не пропадем с голоду.

   – А что – лес? Я там не была, но попади я туда, не думаю, чтобы очень растерялась. Где лес, там тропинки, где тропинки, там люди, а с людьми всегда договориться можно.
   – А если не люди?
   – А если не люди, так там делать нечего. Надо держаться людей, с людьми не пропадешь.

АБС, "Улитка на склоне"

0

439

Vladimir_S написал(а):

– А что – лес? Я там не была, но попади я туда, не думаю, чтобы очень растерялась. Где лес, там тропинки, где тропинки, там люди, а с людьми всегда договориться можно.

Каждая тропа, кроме вашей, - тропа судьбы. Так держитесь уже лучше своей.

Генри Дэвид Торо    "Уолден, или Жизнь в лесу"

0

440

Леди Осень написал(а):

Каждая тропа, кроме вашей, - тропа судьбы. Так держитесь уже лучше своей.

Генри Дэвид Торо    "Уолден, или Жизнь в лесу"

Опершись на газовую плиту, я размышлял под жужжание электробритвы про судьбу нашей семьи в Амброзийском мире. Там у нас все было исполнено благородства: я возвращался домой богачом, помогал отцу подняться на ноги, прощал своих предков и сам получал прощение. Матушка была искренне тронута моей заботливостью; поначалу она чувствовала себя немного скованно в дорогих мехах; но даже и потом, свыкнувшись со своим новым положением, она оставалась все такой же простой и скромной. Бабушка выходила замуж за советника Граббери, и эти милые розовощекие старички уезжали жить в свой уютный сельский коттеджик — с глаз моих долой. Все это было не раз обдумано. Однако в сегодняшнем решительном настроении я принялся измышлять себе совсем новых родителей. Они у меня стали по-столичному современными. Они не только разрешали мне курить, но с тринадцати лет поощряли мое курение (их заботами у меня не переводились первоклассные сигареты), и если я приходил домой «под кайфом», матушка, оторвавшись на минуту от пасьянса, ласково восклицала: «Опять, негодник, надрался», а утром, когда я объявлял за завтраком, что начинаю самостоятельную жизнь, мой амброзийский отец, директор-распорядитель крупной столичной фирмы, хлопал меня по спине и одобрительно басил: «А что, бродяга, самое время. Мы со старухой уже думали, что тебе пора вылетать из родительского гнезда. Пойдем-ка в библиотеку, потолкуем о денежных делах».

Кейт Уотерхаус, "Билли-враль"

0


Вы здесь » Форум "Д и л и ж а н с ъ" » Игровая комната » Ассоциации 14